Форма входа

Логин:
Пароль:

Поиск

Яндекс.Погода

Наш опрос

Оцените мой сайт
Всего ответов: 769

Tag cloud





Вторник, 16.10.2018, 04:22
Приветствую Вас Гость | RSS
Информационный портал детской невропатологии и психологии
Главная | Регистрация | Вход
Каталог статей


Главная » Статьи » Не инфекционные заболевания » Невроз

Заикание
Заикание. Причины, профилактика и лечение заикания в детском возрасте.
 
Причины заикания нельзя видеть только в испуге, являющемся дополнительным поводом для развития этого сложного нервно-психического и психомоторного расстройства. Определенную роль в возникновении заикания играет конституциональный фактор, или общая с родителями речевая, моторная и коммуникативная недостаточность.

Речь, по крайней мере, у одного члена семьи, может быть сбивчивой, скороговоркой, с проглатыванием окончаний, медленной, обстоятельной, с растягиванием слов или недостаточно отчетливой по звукопроизношению. Подобные этим особенности речи у детей делают ее более уязвимой для любого перенапряжения чаще всего в первые годы жизни.

Общая с кем-либо из членов семьи недостаточность моторики у детей относится к недостаточно развитой координации движений, скованности, напряженности или повышенной возбудимости мышц и связок артикуляционного аппарата.

Определенные затруднения наблюдаются при переводе внутренней речи во внешнюю, когда ребенок не может свободно выразить словами свои мысли, т. е. он больше понимает, чем говорит. Обусловлено это уже не столько недостаточностью моторики, сколько склонностью к импрессивности - внутренней переработке чувств и переживаний.

Такие дети не отличаются и выраженным стремлением к общительности в первые годы жизни, предпочитая тихие, спокойные игры сами с собой. Наиболее травмирующее действие на них оказывает раннее принуждение к общению, большое количество взрослых, помещение в ясли и отрыв от родителей, к которым они очень привязаны.

Подобная общая с кем-либо из родителей интровертированная (внутренняя) направленность личности порождает коммуникативную недостаточность, преимущественно в сфере установления контактов с незнакомыми людьми, что вместе с моторными нарушениями делает общение односторонним, негибким и напряженным.

Возможна и противоположная, экстравертированная направленность личности, когда ребенок неудержимо стремится к общению как можно с большим кругом сверстников и взрослых. Тогда вызывать его беспокойство будет ограничение взрослыми его общения со сверстниками, что опять же приведет к напряженности и скованности и, как неизбежное следствие, к затруднениям в речи.

Следующим фактором, способствующим заиканию, будет дизонтогенез, прежде всего генетически нарушенный темп развития речи, ее неравномерность. На это может указывать задержка появления фразовой, а в дальнейшем артикуляционно отчетливой или грамматически правильной речи.

Или же, наоборот, речь развивается быстрее, и ребенок начала второго года жизни говорит фразами, а в начале третьего года наизусть воспроизводит много стихотворений. Кроме этого, его речь отличается подчеркнутой взрослостью. Смешанный вариант состоит в первоначальной задержке речи с последующим "прорывом" - напором слов, неукротимой жаждой говорить.

Неравномерность развития речи может служить отражением неравномерности общего психического развития, например развития интеллекта, несколько замедленного или ускоренного вначале. В широком плане можно говорить и об известной неравномерности психомоторного развития, когда лежащее в основе речи мышление опережает или отстает от возможностей артикуляционного аппарата, координации движений и общей двигательной активности.

В отношении темперамента нет существенного преобладания крайних типов, как скажем, флегматического темперамента при энурезе и холерического при тиках. Если мы все же имеем дело с холерическим темпераментом, то непроизвольные прерывания речи носят в основном клонический характер типа неоднократных повторений букв в начале слова.

При флегматическом темпераменте прерывания речи имеют преимущественно тонический характер: растягивание слогов и слов, длительные паузы между ними.

При сангвиническом (наиболее частом типе темперамента при заикании) характер речевых судорог будет смешанным. Однако сангвинический темперамент при заикании не выступает в чистом виде и часто представляет собой в процессе развития трудносовместимое сочетание черт холерического и флегматического темпераментов. Подобное противоречие психического развития создает состояние внутренней неустойчивости, неблагоприятно отражающейся на речи. Заикание тогда отличается колебаниями, не имеющими с первого взгляда видимых причин.

В ряде случаев характерная для заикания моторная неловкость представляет своеобразный рудимент флегматического характера одного из родителей, в то время как в целом ребенку присущи высокая двигательная активность и стремительность, общие у него с холерическим темпераментом другого родителя. Опять же это говорит о трудносовместимом сочетании у детей полярно противоположных черт темперамента родителей.

Мы наблюдали это у мальчика 5 лет. На фоне раннего развития речи и недостаточно отчетливого произношения звуков (дизартрии) у него появилось без каких-либо особых внешних причин в 3 года заикание. Оно никак не отражалось на общении, поскольку не замечалось, а от природы мальчик был подвижным, стремительным и много говорящим, как его мать. Внешне он также походил на мать.

Несмотря на свою быстроту и непоседливость, мальчик был неловким, если не сказать неуклюжим, что косвенно являлось отражением флегматического темперамента отца. Так влияние конституционального и дизонтогенетического факторов, в том числе трудносовместимого сочетания полярных темпераментов родителей, породило внутреннюю психомоторную неустойчивость, неблагоприятно отразившуюся на развитии речи.

Почему же заикание появилось у этого мальчика не сразу, а спустя год с небольшим после развития фразовой речи?

Объясняется это тем, что нестабильность темперамента при заикании обусловлена не только действием конституционально-дизонтогенетических факторов, но и противоположной тактикой воспитания родителей. В рассматриваемом случае мать была слишком нетерпеливой и стремилась к тому, чтобы сын все делал быстро, немедленно, безотносительно к его собственным желаниям и возможностям. И она не только постоянно торопила сына, но и наказывала его физически за упрямство, которое было, как и неловкость, в чем-то отражением флегматических черт темперамента отца.

Последний же, наоборот, стремился затормозить чрезмерную, с его точки зрения, активность сына, часто наказывая его (ставя в угол и лишая игр).

В результате возникло перенапряжение психофизиологических возможностей мальчика, повышение его и так уже имеющейся внутренней неустойчивости. Все это в полной мере сказалось в 3 года, когда ребенок уже не был таким упрямым с точки зрения матери и чрезмерно быстрым с точки зрения отца. Но неизбежным следствием этого "улучшения" поведения, а по существу ломки темперамента, явилось заикание.

Именно речь оказалась у мальчика местом наименьшего сопротивления в условиях и так неравномерного психомоторного развития и стресса, в котором он находился в течение почти двух лет.

Родителям был дан совет не поправлять речь сына и самим говорить как можно спокойнее и отчетливее. На приеме вместе с ними был проигран ряд сказочных сюжетов, персонажи которых изображались с помощью одетых на руку тряпичных кукол. Скованность у мальчика вскоре прошла, и он с увлечением играл на равных с матерью, отцом и нами. Суть драматизации сказок заключалась не только в развитии воображения мальчика и вместе с тем большей гибкости его мышления, но и способности принимать и играть роли, взаимодействовать в различных, в том числе непредсказуемых заранее режимах общения.

Подобной гибкости и непринужденности в общении не хватало и его родителям. К тому же мать слишком волновалась в незнакомой для нее ситуации общения, а отец часто не мог найти нужных слов при неожиданной смене темы разговора. Поэтому в игре допускалась импровизация, и каждый из участников придерживался только общей канвы происходящих событий, подчеркивая те или иные стороны характера изображаемого им персонажа.

Если мальчик и заикался немного вначале, то его легко можно было поправить, сказав, например, что волк так не говорит, и продемонстрировать соответствующий образец речи.

Первоначально играющие располагались по обе стороны ширмы, как в кукольном театре. В дальнейшем все садились на небольшой коврик и общались друг с другом, держа в руках кукол. Сюжеты для игр брались не только готовые, но и сочинялись дома или по ходу игры. Придумавший сюжет сам же и распределял роли, обеспечивая руководство игрой. Подражая речи играющих, мальчик стал заметно лучше говорить, без напряжения выражая свои мысли и координируя с ними движения.

Широко распространенное мнение о большей подверженности заиканию левшей нуждается в уточнении. Если брать явные случаи левшества, то таких детей с заиканием будет меньшинство. Если же учитывать все скрытые случаи левшества и отсутствие предпочтения той или иной руки, то таких детей будет большинство.

Несмотря на переучивание в первые годы жизни, ведущая роль правого полушария (у правшей доминирующее левое полушарие) выявляется нами посредством теста "рука". В неожиданной для ребенка ситуации подачи руки при прощании он, как правило, делает попытку дать для рукопожатия левую руку. Вспомнив, ребенок подает правую руку или меняет левую на правую.

Отличаются эти дети и большей настойчивостью в осуществлении своих желаний, подчеркнутой независимостью суждений и нередко упрямым, с точки зрения окружающих, характером. Хорошо развит у них обычно и музыкальный слух.

Другим фактором, способствующим заиканию, будет невропатия. Это случаи, когда заикание носит сезонный характер и варьирует в зависимости от наличия повышенной влажности или сухости воздуха, смены циклонов, возмущений на солнце и его активности в целом. Значительные колебания претерпевает заикание при невропатии и в связи с частыми соматическими заболеваниями. Наиболее часто при заикании встречаются ОРЗ, хронические бронхиты и пневмонии, что и само по себе повышает возбудимость таких детей.

Невропатия, как общая нервно-соматическая ослабленность, является при заикании фоном, предшествующим появлению психогенно обусловленных невротических состояний.

В качестве примера приведем историю девочки 4 лет, которая заикалась настолько, что часто не могла выговорить ни одного слова. Однако временами заикание ее словно отпускало, и она говорила лишь несколько сбивчиво и непоследовательно. Этим она напоминала мать, боязливую, неуверенную в себе и недостаточно общительную женщину.

Отец девочки был общительным, уверенным и решительным, но чрезмерно возбудимым и резким в действиях и поступках.

Внешне и характером девочка походила на мать, т. е. так же, как и она, не отличалась общительностью, и, обладая выраженной эмоциональной памятью, сдерживала внешнее выражение чувств.

Ее старшая сестра не заикалась и походила на отца - была более контактной и эмоционально экспрессивной.

Мать девочки, о которой идет речь, во время беременности испытывала выраженные волнения в связи с бытовой неустроенностью. Девочка родилась нервной, возбудимой, мало и беспокойно спала, вздрагивала при шуме. Будучи привязанной к матери, при попытке отдать ее в ясли в 1 год и 8 месяцев была заторможенной и прекратила говорить, хотя до этого речь у нее была такая же, как и у большинства сверстников. Одновременно стала часто болеть ОРЗ, но мать продолжала водить ее в ясли, где девочка по-прежнему мало говорила и держалась в стороне.

В 2,5 года на фоне интенсивного развития фразовой речи появились запинки в начале слов, что вызвало крайнюю обеспокоенность матери и стремление постоянно поправлять речь дочери. В результате заикание только усилилось и приняло характер выраженных судорог в начале слов, нарастающих при возбуждении, беспокойстве, утомлении, общении с незнакомыми людьми.

На данном примере мы видим, как возникает заикание в условиях недостаточной коммуникативной способности у родителя того же пола, невропатии и невротического состояния ребенка при помещении в ясли.

У другой девочки 6 лет заикание появлялось только при попытках следить за своей речью, как требовали ее родители, пунктуально следующие советам логопеда. Если девочка не думала, как "правильно" говорить, то ее речь почти не отличалась от речи сверстников. Ее мать много волновалась во время беременности, и девочка родилась беспокойной. Она отличалась плаксивостью, неустойчивостью настроения, что проявлялось раздражительностью, возбудимостью и капризностью.

К тому же, как и мать, она плохо переносила духоту, громкие звуки и яркий свет. До двух лет говорила мало, а после очень много и длинными фразами.

Будучи еще сильно привязанной к матери, в 2,5 года девочка была отправлена на дачу с детским садом. Поехала с ней и бабушка. Через некоторое время бабушка уехала по неотложным делам, и девочка, впервые оставшись без близких, постоянно плакала, и всхлипывания зафиксировались в виде запинок на вдохе.

В дальнейшем заикание стало возникать в любой ситуации волнения и ожидания предстоящих событий. Девочка к тому же часто испытывала многочисленные страхи, и общим с матерью у нее была боязнь одиночества. Мать, таким образом, передала этот страх дочери, что явилось одной из причин нервного срыва на даче, где она вдруг осталась одна без эмоциональной поддержки близких людей.

Дальнейшее усиление заикания произошло в 4 года в результате переживаний, связанных с рождением брата, к которому перешло внимание матери. Ревнуя к брату, девочка ощущала себя в состоянии эмоциональной изоляции, лишенной столь нужных в этом возрасте любви и признания матери. Их не могли восполнить и отец, крайне скупой на выражение чувств, и бабушка с ее излишней принципиальностью. Поэтому эмоциональные расстройства у девочки стали еще более выраженными, а заикание приобрело постоянный характер.

На данном примере виден многофакторный характер развития заикания как сочетания конституционально-дизонтогенетических, невропатических и невротических факторов. Если конституционально-дизонтогенетические и невропатические факторы с возрастом становились все менее ощутимыми, то невротические факторы, наоборот, все больше и больше предопределяли течение заикания. Поэтому нужна была, прежде всего, не логопедия, а психотерапевтическая помощь девочке.

Под влиянием психотерапии исчезло ее болезненное, невротическое состояние, а вместе с ним постепенно прошло и заикание.

Заикание, возникшее преимущественно под влиянием психотравмирующих факторов в первые годы жизни, обозначается как логоневроз. Если в дальнейшем его предопределяет испуг, налицо много страхов, ребенок боязлив и неуверен в себе, то более правильным будет диагноз невроза страха, а заикание тогда лучше расценить как одно из его проявлений.

Можно вести речь и о неврастении, если заикание обусловлено перенапряжением психофизиологических возможностей ребенка под влиянием чрезмерно раннего, интенсивного обучения и неадекватного воспитательного подхода.

Заикание входит в структуру истерического невроза, когда преобладают эмоциональные нарушения, капризность, не всегда осознанное желание привлечь к себе внимание, в том числе самим заиканием, и стремление использовать его для воздействия на окружающих. Тогда заикание преодолевается с трудом, поскольку ребенок не заинтересован "быть как все" и терять свое исключительное влияние на окружающих.

В большинстве случаев заикание при неврозах тяжело переживается детьми. Часто из-за страха, скованности или смущения они отказываются вступать в контакт с незнакомыми людьми и легко теряются в новой обстановке.

В привычной, устоявшейся сфере общения они могут говорить достаточно свободно, так как не испытывают столь характерное для них заостренное чувство ответственности, выражаемое опасениями выглядеть смешными, неловкими, неуклюжими и страхом сказать что-либо не так, как следует, или не то, что нужно.

Заикание, таким образом, проявляется избирательно, в определенных сферах общения и сильно зависит от психологического настроя и общего нервного состояния ребенка.

Наибольшую трудность для детей с неврозом составляет не столько речь сама по себе, сколько начало разговора, так как из-за страха, неуверенности и настроя на неудачу они излишне волнуются, возбуждаясь или затормаживаясь при этом (в зависимости от темперамента). От возникающих спазмов к горлу подступает комок, перехватывает дыхание. Соответственно и речь становится сбивчивой, непоследовательной, мысли путаются, и часто ребенок замолкает вообще, уклоняясь от продолжения разговора.

Характерным для детей с неврозами будет и заикание при появлении чувства вины, стыда, переживания случившегося. В этом отношении такие дети кардинальным образом отличаются от детей с остаточными явлениями органического поражения мозга, которые не переживают за свою речь и не говорят хуже при волнениях и тем более при ощущении вины.

Итак, заикание при неврозах дифференцируется следующим образом: возникновением после испуга, волнений и напряжений; зависимостью в своем течении от действия психологических факторов; возобновлением в обстановке, оживляющей ранее испытанные переживания; большей частью спазматическим, а не судорожным, как при органических нарушениях, характером речевых затруднений; торможением при начале разговора, особенно при общении вне семьи; осознанием и переживанием заикания; непостоянным, ситуативным течением и успешностью психотерапевтического воздействия.

Как правило, заикание начинается в 2 года. Это и понятно, поскольку в это время у ребенка появляется фразовая речь, которая находится в наиболее уязвимом положении. Отчетливо проявляется и темперамент, соотносимый со скоростью речи и общей двигательной активностью.

Именно в этот период нередко разгорается принципиальная борьба родителей с " упрямством ", "своеволием", "медлительностью" или "неугомонностью", т. е. с формирующимися волевыми сторонами характера ребенка и его темпераментом.

К тому же до 2,5 лет малыш еще достаточно тесно привязан к матери, поэтому неизбежен аффект на ее отсутствие при адаптации к яслям (особенно если ребенок эмоционально чувствителен, а сама мать повышенно тревожна). И если родители "выигрывают" противоборство со своими детьми, то только ценой развития у них заикания.

Заикание может начаться и в 3 года - в возрасте интенсивного эмоционального развития. Трехлетние дети, так же как и двухлетние, боятся уколов и неожиданных звуков. Следовательно, боль и неожиданные воздействия могут быть поводом для возникновения заикания, если они вызывают испуг, шок, крик, что как аффект перенапрягает еще неокрепшую речевую систему ребенка.

В 3 года многие дети боятся темноты, сказочных персонажей и замкнутого пространства. Чаще всего этот страх испытывают мальчики, что и является одной из причин более частого возникновения заикания в 3 года у мальчиков по сравнению с девочками.

В этом возрасте мальчиков легче напугать; они пугаются сами в темноте и ограниченном пространстве (небольшой комнате, чердаке, чулане), в котором они могут оказаться не по своей воле, а в порядке наказания или вынужденной необходимости (изолятор, бокс).

Обращают на себя внимание и личностные особенности родителей, дети которых заикаются. Как правило, они недостаточно общительны, склонны к внутренней переработке чувств. У матерей нередко наблюдается высокий уровень тревожности. Отцы менее тревожны, зато более импульсивны, и, как правило, их роль в семье явно недостаточна. Обоим родителям присуще стремление торопить детей, нагружать их различного рода интеллектуальными занятиями в ущерб игровой деятельности.

Ребенку (чаще со стороны отца) предъявляются повышенные требования без учета его возраста. В то же время сами родители в большинстве случаев не следят за собственной речью, и нередко ребенок не успевает за ее темпом. К тому же взрослые в семье непоследовательны в требованиях, часто меняют решения, что вызвано их собственной внутренней неустойчивостью и конфликтными отношениями друг к другу.

В общении родителям порой не хватает гибкости, они не могут поставить себя на место собеседника, уступить ему, когда нужно, и вместе с тем отстоять свое мнение. Не хватает им и умения вести себя соответственно меняющимся жизненным обстоятельствам. Поэтому заикающийся ребенок часто скован и напряжен в общении, боится сделать что-либо не так или сказать не то, что нужно.

Таким образом, затруднения в речи как средстве коммуникации имеют при неврозах более глубокий характер, чем сама по себе речевая недостаточность, и возникают, главным образом, вследствие нарушения процесса формирования межличностных отношений сначала в семье, а затем и при общении со сверстниками.

Поэтому оказание помощи при заикании - это не только устранение болезненного, невротического состояния ребенка, но и восстановление его нарушенных, но еще полностью не утраченных навыков общения, умения принимать и играть роли и адекватно выражать свои чувства.

Воспитатель должен очень внимательно относиться к заикающимся детям, помогая им выработать такие качества характера, как уверенность в себе и общительность. Несмотря на трудность вхождения в детский коллектив, в дальнейшем у детей появляется стремление подражать нормальной речи окружающих, чем создается дополнительный стимул для устранения заикания.

Нужно также помочь детям избавиться от страхов, используя рисунки и игры. Для этого целесообразны игры-драматизации известных сказок в младшем дошкольном возрасте, а у старших дошкольников - придуманные детьми истории на тему страхов.

Эту работу необязательно проводить со всей группой. Следует составить подгруппу из желающих участвовать в игре, включив туда и заикающегося ребенка. Когда дойдет очередь до его истории, он так же, как и остальные, будет сам распределять роли, включая себя и воспитателя.

Родителям следует дать совет не поправлять речь детей при разговоре, поскольку это только усиливает скованность, напряженность и неуверенность в процессе общения.

Лучше всего взрослым действовать личным примером, следить за своей речью и отводить время на совместные подвижные, эмоционально насыщенные и ролевые игры, постепенно расширять сферу общения детей и способствовать формированию у них уверенности, гибкости и большей непринужденности в выражении своих чувств.

В логопедических группах детского сада целесообразно в первую очередь объединять детей с нарушенным звукопроизношением, а также детей с заиканием на почве органического поражения мозга. Но и тогда необходимо умело комбинировать собственно логопедические и игровые занятия, особенно у детей с холерическими чертами темперамента, которым противопоказаны режим молчания и традиционная логопедическая коррекция речи.
 
Конец.

Автор: А. И. Захаров (А.И. Захаров. Как предупредить отклонения в поведении ребенка. - М.: Просвещение, 1986. ).
Категория: Невроз | Добавил: Крот (28.05.2009)
Просмотров: 2946 | Комментарии: 1 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright MyCorp © 2018